Граждан Липецкой области ожидает нищенская судьба, регион опустится на дно или удастся сохранить рабочие места?

Поделиться

Сегодня прозвучали несколько цифр, странно, что многими они остались не замеченными. Взят пример с организациями торговой сферы.
Заявлено, прогнозы по безработице «неутешительные», по экономическому падению — «неутешительные». Липецкая область как субъект потеряет минимум 10 миллиардов
Потеря 10 млрд. это еще и налоги тех предприятий, которые закроются. В итоге со временем и бюджетникам станет не хватать необходимых средств.


Поэтому президент России В. Путин, обращаясь к нации, руководителям регионов, заявил, что «в текущей ситуации с распространением коронавируса важно сохранить рабочие места и доходы граждан».
Доля торговли в ВРП Липецкой обл. почти такая же, как и сельского хозяйства. Поэтому рассмотрим пример с организациями торговой сферы. В регионе количество организаций сферы торговли непродовольственными товарами насчитывается около 4 тысяч субъектов и 8,5 тысяч работников.
Главная угроза это аренда, которая разорит малый бизнес. Необходимо это этого количества субъектов 2 млрд. (4 если на 2 месяца), возьмем по максимуму 500 тыс. рублей/месяц.
Если 8,5 тыс. человек окажутся безработными, то для создания новых рабочих мест в таком количестве понадобится минимум 6,5 млрд. рублей.
Можно, конечно, их отправить на пособие, это намного дешевле. Или на 12,1 тыс. рублей трудоустроить, только это уже нищенские зарплаты, чтобы не умереть и заплатить за коммуналку, тем более не высокотехнологичных рабочие места. И ни о каком подъеме экономики Липецкой области не может быть и речи. За последние три года в регионе было создано всего лишь 400 дополнительных рабочих мест. Вероятно, в ОЭЗ и свиноводстве.
Те вакансии, которых якобы в регионе насчитали 9 тыс. (даже если верить справке Яськова) это в большинстве своём неквалифицированные или узкой специальности (мед. работники и пр.). Практически невозможно найти работу женщинам.
В Липецкой области почти 50% граждан уже на сегодняшний день работают не по специальности. Таким образом, трудности с трудоустройством, нехваткой высокотехнологичных рабочих мест потянет Липецкую обл. на дно.
Главное, это человек. Следовательно, это судьбы людей, у которых кредиты, ипотека, коммунальные платежи, расходы на лечение и пр.
Больше всех налоговых отчислений в областной бюджет из представителей сферы торговли приходилось на торговые центры. Организации, которые там разместили торговые объекты, считаются наиболее уязвленными, поскольку собственники таких зданий и помещений не сбираются им прощать арендные платежи в связи с приостановлением деятельности на этих объектах в соответствии с постановлением администрации Липецкой области из-за коронавируса. Арендные ставки очень высокие.
Некоторые мелкие магазинчики за аренду в месяц платили в среднем по 500 тысяч рублей. Два месяца простоя и еще 2-3 на оживление. Итого 4 млн./магазин. Непомерное бремя.
Предположим, пострадают не 4, а 1 тыс. организаций сферы торговли непродовольственными товарами. 3-4 тысячи человек окажутся на улице. Вот так одним легким движением руки, те, кто находится сейчас за границей (владельцы ТРЦ) могут навредить региону и людям.
На покрытие аренды за 2 месяца в совокупности придется 2 млрд. Между тем как на создание новых рабочих мест понадобится 3 млрд. рублей.
В своих расчетах исходил из минимальной стоимости создания одного рабочего места $10 тыс. Между тем, например, в Казахстане создания одного рабочего места (ВРМ) составляет $150 тыс. Экспертами называются и другие цифры. Стоимость оборудования одного современного рабочего места составляет от нескольких тысяч долларов США в сфере обслуживания до ста тысяч долларов США и более в обрабатывающей промышленности и машиностроении.
Вице-премьер А. Белоусов сообщил, стоимость одного высокопроизводительного рабочего места обойдется примерно в $100-300 тыс.
В 2016 году была названа цифра, на создание одного рабочего места в российских ОЭЗ, обошлось примерно в 7 млн. рублей.
Во-первых, судя по цифре — 400 за три года, то 3-4 тыс. рабочих мест в региональных ОЭЗ никто не создаст. Во-вторых, тогда понадобится 28 млрд. Откуда?
Возможно, кому-то взбредет в голову, что проще платить пособие по безработице, чем защитить рабочие места, мол, дешевле обойдется.
В самом деле, отправим 1-2 тысячи на улицу, первые два месяца заплатим пособие по безработице 12,1 тыс. рублей, затем снизим, и вовсе отменим. Обойдется это примерно от 24 до 100 млн. в год или $1,3 млн. Проще, чем создать 3-14 высокотехнологичных рабочих места.
На фоне консолидированного бюджета цифра выглядит так вообще не слишком пугающей. А уж если заложить в бюджет и программу социально-экономического развития оптимистический прогноз по безработице, вдобавок предложить 9 тыс. «свободных» малоквалифицированных вакансий, то и вовсе волноваться не о чем.
Только это абсолютно поверхностный сухой расчет. Исходить из нереалистичного предположения, конечно, можно. Однако рано или поздно рост или востребованность возобновится, компании начнут, создавать новые рабочие места. Главный вопрос, какие рабочие места?
При нынешнем уровне пособий в России (2 тыс. долларов в год, если ежемесячно выплачивать по 12,1 тыс. рублей) стоимость создания одного рабочего места (в среднем 30–50 тыс. долларов) эквивалентна содержанию безработного в течение 15–25 лет. Правда, никто его столько содержать не станет, следовательно, и того меньше в разы.
Понятно, что с точки зрения арифметики проще платить пособие — результат тот же, а головной боли куда как меньше.
Но если такая логика берется за основу при формировании региональной политики в сфере занятости, то для региона это означает путь в небытие. Подобная политика — это стратегия постепенной деградации населения (на две-то тысячи долларов в год!) обнищанию и вымиранию.
Бесчеловечная логика. Если у нас «недостаточно денег» и не хватает творческой энергии, креативных идей, чтобы создавать качественные рабочие места, остается создавать рабочие места дворников, рабочих по уходу за свиньями, грузчиков, охранников, подсобных рабочих и т.п.
Терять рабочие места — невероятное расточительство. Недопустимо ставить во главу угла политики занятости дешевые рабочие места (ниже даже, чем в сфере торговли) и жалкие пособия по безработице — это подрывает способность граждан к социальному воспроизводству.
Существует три драйвера экономики: экспорт, инвестиции, потребительский спрос.
Активный спрос потребителей способствует увеличению занятости, поскольку большая часть рабочей силы, как правило, сосредоточена на предприятия, где экономическая деятельность стимулируется спросом со стороны населения. На спрос влияют и неценовые факторы: среди прочего это доход, потребительские ожидания и т.д. Одного желания покупать недостаточно. Потребитель должен быть способен платить за желаемый им продукт.
Если у потребителя нищенская зарплата, его посадили на пособие, то ни о каком развитии экономики не может быть и речи.
Поэтому требуются реальные шаги по сохранению каждого рабочего места, в дальнейшем развития бизнеса, чтобы создавались качественные рабочие места.
Создано за три года всего лишь 400 новых рабочих мест в Липецкой области. Тогда непонятно, каким образом появятся новые рабочие места в перспективе для тысяч жителей, которые окажутся без работы, тем более высококвалифицированные.
Рабочее место подсобника или фасовщика и рабочее место высококвалифицированного работника имеют разную ценность.
Без конкретных мер все разговоры о том, что безработные смогут найти работу с нормальной оплатой особенно по специальности, тем более кто-то создаст высокопроизводительные рабочие места так и останутся пустой болтовней.
Поэтому в частности, необходимы как минимум длинные дешевые кредиты, со списанием тем, где сохраняются рабочие места, как это предлагают в США, отмена арендных платежей организациям, использующим здания и сооружения для размещения торговых объектов, благоприятный налоговый климат и пр.
Или деградация, депрессивный регион или сохранение рабочих мест с зарплатой, не говоря о создании ВРМ.

Михаил Ларионов

Публицист, общественный деятель

 656 просмотров всего,  1 просмотров сегодня

Добавить комментарий